Народный художник РФ Геннадий Ефимочкин: В Марьиной Роще меня забыли

Народный художник РФ Геннадий Ефимочкин: В Марьиной Роще меня забыли

В конце августа в Московском доме художника состоялась выставка «Мой путь», посвященная 85-летию народного художника РФ, коренного жителя района Геннадия Ефимочкина. Редакция «Голоса Марьиной Рощи» оказалась единственным СМИ, кого пригласили осмотреть экспозицию и побеседовать с автором. Признаться, мы услышали немало интересного.

— Геннадий Федорович, что связывает вас с современной Марьиной Рощей?

— К сожалению, там у меня никого не осталось. С 1962 года, после того, как мой дом в уже несуществующем 7-м проезде, попал, как сейчас это называется, под реновацию, я уехал жить в другой район Москвы. Сейчас я бываю разве что в мастерской в Доме Союза художников Москвы на Палихе, а о жизни родного мне района узнаю от близких людей.

— В прошлом году вам исполнилось 85 лет, это большая дата для человека искусства. Как вас поздравили в Марьиной Роще?

— Никак. Вообще, у меня полное ощущение того, что в районе меня забыли. Да, на 80-летие мне сделали выставку, были подарки, пресса, но это все потому, что в Московский Союз художников пришла поздравительная телеграмма от Путина. А сейчас тишина.

На средней картине в нижнем ряду запечатлены последние дни гостиницы "Северная"

На средней картине в нижнем ряду запечатлены последние дни гостиницы «Северная»

— Но ведь вы могли бы показать школьникам, как выглядел район еще 40 лет назад. Например, ветераны Великой отечественной войны регулярно рассказывают ребятам о тех битвах…

— О чем и речь. Если бы меня позвали – отказываться точно бы не стал. Думаю, что молодежи было бы интересно узнать историю тех мест, где они живут, а увидеть – и подавно.

Ефимочкин водит нас по картинам, отображающим точное восприятие жизни старой Марьиной Рощи, с упоением рассказывая историю их появления. В полотнах можно узнать завод вторичного алюминия, гостиницу «Северная», бараки на 2-й улице, увидеть запуски голубей на «задках», быт жителей той поры.

— На углу Шереметьевской и 3-го проезда находилось знаковое место: сначала там был кинотеатр «Ампир», затем «Октябрь», потом детский кинотеатр, который впоследствии переделали в пивную. Напротив, через дорогу, стоял киоск «Вино», где от 20-ти копеечной монеты работал аппарат. «Заправился» – и в кино, — вспоминает художник.

— Правда ли, что в те времена Марьина Роща была логовом бандитов?

— Я так скажу: «Черная кошка» — это, скорее, красивая легенда, а то, что большинство моих товарищей отсидели по 25 лет за разбои и грабежи – правда. Но для меня они были обычными мужиками из соседних дворов.

На этих картинах Ефимочкин увековечил 2-ю, 3-ю, 4-ю улицы, 5-е, 6-е и 7-е проезды Марьиной Рощи

На этих картинах Ефимочкин увековечил 2-ю, 3-ю, 4-ю улицы, 5-е, 6-е и 7-е проезды Марьиной Рощи

— Геннадий Федорович, ваши строчки «В Марьиной Роще счастливым был нищий, в Марьиной Роще и грязь была чище» — как отображение той атмосферы. Какие условия жизни были тогда в районе?

— Не самые легкие, но никто не ныл. В послевоенные годы у нас было дровяное отопление, вода из колонок, освещение керосинками. Бывало, пойдешь за водой, умоешься, наберешь два ведра – и уже доволен.

— Картины, связанные с районом, у вас датированы разными годами. Когда вы в последний раз писали Марьину Рощу?

— Эта серия тянется у меня до сих пор. Я делал ее постепенно, разными способами, не за один раз. Хотя сейчас там рисовать уже нечего: от той застройки остались только элеватор и «Нечаянная Радость». Помню, своим шумом и пылью элеватор доставлял нам большие проблемы.

— Какой вы запомнили Марьину Рощу? Темной, деревянной, преступной?

— Точно не преступной. Она родная и навсегда останется ей в моем сердце.

Артемий Трубецкой, фото автора